Новости Южно-Сахалинска

Жители восточной части Южно-Сахалинска выступили за скверы и дворы против точечной застройки

Городской квартал между улицами Пуркаева, Горького, Есенина и Комсомольской в Южно-Сахалинске в последние годы, пожалуй, стал одним из мест самой активной и беспорядочной жилой застройки. Бело-красные панельные пятиэтажные дома, построенные на рубеже 80-90-х годов, здесь удивительным образом соседствуют с одноэтажными "пластиковыми" быстровозводимыми канадскими модулями, появившимися после землетрясения в Нефтегорске. Современные архитектурные тенденции тут и там воплощаются в виде новостроек, многометровыми клыками городской урбанизации вгрызающихся в небо. На уровне земли картину жилищного разнообразия района дополняют многочисленные частные владения — роскошные коттеджи и чуть более скромные "почти загородные" домики.
Так что проблема точечной застройки на любом свободном пятачке, от которой в последнее время воют обитатели городского центра, здесь стоит особенно. Особенно тяжело, признается местная жительница Ирина, с новостройками стало в последние десять лет — откликаясь на "экологические хотелки" состоятельных сахалинцев на Горького-Пуркаева-Комсомольской-Есенина, как грибы после дождя вырастали жилые комплексы, административные здания, кафе.
— В 2013 году здесь, практически у нас под окнами, чуть южнее, началась стройка двух многоэтажек, в том году ее закончили. Мы еще тогда протестовали, но никаких встреч с населением не было, никто ничего не обсуждал. Огородили и начали строить, — рассказывает женщина. В доме №31а по улице Пуркаева она живет уже несколько лет. Еще помнит те времена, когда на месте шестнадцатиэтажных башен росла березовая роща. — В результате от нашего островка природы остался крошечный пятачок, вот тот, где теперь стройка. Да и он уничтожен уже — котлован-то рыть начали. Мы, естественно, против — уже собрали подписи практически со всех квартир. Итак дышать нечем, зачем нам еще одна башня?
При этом доподлинно неизвестно, что именно появится на кусочке земли — среди жильцов витают версии от очередной девятиэтажки до небольшой парковки. На паспорте объекта, где изображен весь комплекс, рядом с громадными башнями-близнецами нарисовано нечто куда более скромное, но явно многоэтажное.
— Хоть что будет — это точеная застройка, этот дом тут никаким образом не вписывается. У нас закроется искусственное освещение, мимо нашего дома пройдет дорога, по ней будет мотаться транспорт. Зачем он нужен, как нам с ним жить вообще?
Весомости протесту добавлял тот факт, что альтернатив несчастному кусочку свободного пространства здесь просто нет — с севера вечно заставленная автомобилями парковка у кафе, на востоке — БКМ, на юге и западе — практически трутся плечами пяти- и многоэтажные элитные и не очень жилые дома. Поэтому бороться за жизненное пространство жители решили кардинально — обратились к губернатору с криком о помощи. Послание, пропутешествовав по инстанциям, вернулось на стройплощадку в виде целой кавалькады чиновников — представители минстроя, областного агентства по архитектуре и их городские коллеги, а также компании-застройщика. Укрывшись от снега и ветра под крышей монструозно-монументального крыльца жилого комплекса, стороны спора приступили к обмену мнениями, пожеланиями и наболевшим.
— Как нам жить? Нам свет белый закроют!
— У нас двора нет, ничего нет. С одной стороны — кафе, все машинами заставлено, там дома, тут дома, все уничтожено практически. Ни деревца, ничего!
— Деньги! У них одни деньги на уме! На людей плевать абсолютно! Мы как будто на заднем плане — как крысы или мыши какие-то. Алчность повсюду!
Против разгоряченного недовольства местных жителей попытался выступить представитель застройщика, компании "ССД Бизнес Групп", Евгений Бе. Он рассказал и показал, что разрешение на строительство выдано на двухэтажный дом, на первом этаже которого разместятся сервисные помещения, а на втором — жилые апартаменты.
— Все нормы у нас соблюдены, проект прошел все согласования, экспертизу. Тут никаких проблем нет, — рассказывает застройщик. — Земля предоставлена законно, все разрешения есть.
Евгений Бе
Евгений Бе

— Да знаем мы, как у нас все проходится!
— Район, как Ноев ковчег: каждой твари — по паре! И лепят, и лепят на каждый свободный кусочек... Знаем мы, как у нас земля выдавалась, все знаем! Хватит!
Успокоить народное недовольство и перевести дискуссию в некое подобие конструктива попытался Семен Вялкин. Руководитель агентства архитектуры и градостроительства области напомнил жителям, что выше двух этажей ничего не поднимется, а значит, никаких проблем со светом не возникнет.
Семен Вялкин
Семен Вялкин

— Да пускай двухэтажный, какая разница? Дорога под окнами, машины, как жить то? Где детям гулять? — мгновенно реагируют жители.
— У вас же есть двор, пускай там и гуляют, — включается застройщик.
— У нас есть двор? У нас есть двор? Вы видели его? Да я в 15 сантиметрах от машин прохожу, чтобы домой попасть. У нас дети летом на крыше гаражей капитальных играют и загорают (гаражи построены на террасе чуть ниже двора — крыша в результате возвышается над землей примерно на метр — ИА Sakh.com) — больше негде. Пойдемте, покажем вам наш двор!
— Уважаемые жители, давайте не будем в рынок превращать. Чего вы хотите? — холодно и по деловому чеканит главный архитектор Южно-Сахалинска Алексей Брусенцев.
Алексей Брусенцев
Алексей Брусенцев

— Детскую площадку, у нас нет ничего, ни площадки, ни места для детей, парковку хотим. А то у нас тут кафе построили — обещали, что не будет кафе, а построили. Нет парковки, клиенты кафе забивают весь двор, а потом в 23:00 начинают выезжать. Шум, гам, — вновь сетуют местные.
— Тут нельзя просто взять и запретить, оснований нет, — начинает Семен Вялкин. — Надо решать, прорабатывать вопрос. Давайте троих человек от вас, встретимся, обсудим с застройщиком, какой-нибудь вариант предложим.
— Знаем мы ваши варианты. Отписку пришлете, да и все... — не очень то доверяют жители, но соглашаются на конструктивную встречу.
И на прощание все-таки проводят гостей из администрации и правительства по собственному двору — заставленному автомобилями узкому коридору, единственным украшением которого является подржавевшая детская площадка, установленная, должно быть, еще в 90-е. Чиновники осматривают территорию, рассказывают о планах модернизации, о включении двора в специальную программу, сносе гаражей и реновации территории. Это, впрочем, признается Брусенцев, дело небыстрое. Жители, впрочем, слушают больше из вежливости — больше, чем проекты лет будущих, их все-таки волнует сегодняшняя стройка под окнами.
— Мы тут эксперимент проводили, пожарных вызывали, чтобы они к нам приехали. Так вот — не доехали, уперлись на повороте, не смогли протиснуться. Так что, если что — все мы тут погибнем, никто не спасет. Вот так вот, — пока чиновники рассуждают о градостроительстве, доверительно замечает одна из жительниц дома 31а по улице Пуркаева.
***
Встреча жителей с представителями городской и областной архитектурной власти произошла вчера вечером. На ней, рассказывает Ирина, был предпринят первый шаг по решению проблемы точечной застройки — с застройщиком обещают поработать и предложить ему альтернативную площадку для возведения строения. Решиться вопрос, продолжает активистка, должен до конца следующей недели — именно до этого времени Семен Вялкин, по имеющимся у нее данным, будет докладывать о ходе и итогах переговоров губернатору.
— Они сказали, что не место там дому, даже двухэтажному. Надеюсь, все-таки перенесут, здравый смысл восторжествует, — рассказывает Ирина.

   76 7791 13

Обсуждение на форуме